ВОСПИТАНИЕ ГРУППОВЫХ БОЕВЫХ РЕФЛЕКСОВ В ГРУППЕ МАЛОГО СОСТАВА - ОБЩАЯ ПОДГОТОВКА - СПЕНАЗОВЦУ - Каталог статей - Спецназ-by
Пятница, 09-12-2016, 11:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Spec-BY "Долг Честь Отечество"
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
СПЕЦФИЗПОДГОТОВКА [26]
ОБЩАЯ ПОДГОТОВКА [83]
СПЕЦ. МЕД.ПОМОЩЬ [11]
СВОИМИ РУКАМИ [8]
ТАКТИКА USA И NATO [2]
ПРОПИТАНИЕ [17]
ВИДЕО [3]
Наш опрос
КТО КРУЧЕ
Всего ответов: 6939
ПРИСОЕДЕНЯЙСЯ!!!
Поиск
Друзья сайта
Армия Беларуси Сайт СПЕЦНАЗА БЕЛАРУСИ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » СПЕНАЗОВЦУ » ОБЩАЯ ПОДГОТОВКА

ВОСПИТАНИЕ ГРУППОВЫХ БОЕВЫХ РЕФЛЕКСОВ В ГРУППЕ МАЛОГО СОСТАВА





ВОСПИТАНИЕ ГРУППОВЫХ БОЕВЫХ РЕФЛЕКСОВ В ГРУППЕ МАЛОГО СОСТАВА













Создание групповых тактических рефлексов в антитеррористической группе резко повышает быстроту действий и эффективность этой группы. Что такое групповой тактический рефлекс? Это когда при внезапном осложнении обстановки группа бойцов без команды одновременно принимает единственно правильное тактическое решение и выполняет его по принципу «все вдруг».
Инструкторская практика последних лет показывает, что групповой рефлекс происходит по набору различных схем и действий группой при различных тактических вариантах. Групповой рефлекс основан на каком–либо уже готовом и отработанном решении. Чем больше на памяти группы было таких тактических решений, тем больше в «арсенале» группы будет готовых ответов и тем большим будет общий уровень групповых рефлексов.
В основе группового рефлекса лежит коллективное мнение всей группы. Например, независимо от рекомендаций руководства, конкретные решения по ходу событий принимаются коллективно штурмовой группой, которой придётся непосредственно работать на объекте, подлежащему штурму.
Поэтому командир штурмовой группы перед атакой организует так называемое «оперативное обсуждение», на котором ставит группе задачу и отрабатывает с подчинёнными возможные варианты подхода к объекту, занятому бандформированием, прорыва внутрь объекта, боевого развёртывания внутри объекта, движения под огневым прикрытием по коридорам внутри объекта и удержания коридорных перекрёстков. Каждый боец штурмовой группы, независимо от звания и должности, обязан высказать своё мнение о тактических методах и военных хитростях, которые можно применить, вариантах действий при внезапно осложнившейся обстановке, предположить, какие ловушки, препятствия и боевые сюрпризы могут подстерегать атакующих, каждый может быть прав по–своему. Но конкретные решения по конкретным боевым моментам, обязательные для всех членов группы, определяются мыслью, которая вдруг понравилась всем присутствующим, не взирая на то, кто её высказал. Пусть эта мысль и не будет самой правильной, но она сразу стала понятной всем и врезалась в сознание всех – она стала коллективной мыслью.
Поэтому при возникновении именно такого оперативного момента или похожей ситуации все будут действовать без команды, чётко, слаженно и правильно, именно по принципу «сразу все вдруг». Таких основных моментов командир выделяет 5-6, не более, чтобы бойцы не забыли их и могли удержать в памяти на уровне рефлексов. После чего примерные действия каждого бойца оговариваются заранее. Само оперативное обсуждение должно проходить не более 5 минут, во избежание ненужной говорильни и вызываемого ею разнобоя.
Любой боевой операции должны предшествовать оперативно–тактические тренировки. На каждой тренировке кроме вышеперечисленных типовых тактических моментов обязательно даются вводные по перестроению группы при внезапном ударе противником «вбок». Сначала это делается по команде, затем от группы требуют сделать это самостоятельно. Без команды и без командира (вводная – командир «выбыл», внезапная холостая очередь «вбок» из глубины объекта, выкатывание тренировочной гранаты и проч.). Вводные по внезапному изменению обстановки делаются согласно обзорным фактам боевой статистики, которые имели место при проведении реальных боевых операций. За последствия действий группы отвечает каждый боец – на «разборе полётов» с него спрашивают, что он мог сделать, и чего не сделал, и почему он не додумался так сделать.
Более того, в антитеррористическом подразделении каждый должен думать, как думает командир этого подразделения. Поэтому каждого бойца заставляют в учебном порядке разрабатывать план проведения той или иной боевой операции на каком–либо конкретном объекте. Причём конкретного сотрудника заставляют думать быстро и ничего ему не подсказывают - что придумал за 30 минут, то и его. Затем разработчик самолично командует учебным штурм – захватом. И каждый «подрыв» на учебной мине, каждая холостая очередь со стороны засчитываются ему в «минус». И этих коварных тактических моментов в группе не забудет уже никто. Это будет лучше и нагляднее, чем при стандартном подведении итогов указывать на ошибки и просчёты.
При учебно-тренировочном планировании боевой операции необходимо работать по следующим основным пунктам:

- знать план - архитектонику объекта, его этажность, уровни, лестничные пролёты, коридорные развязки;

- определить ориентиры на объекте, в качестве которых принимаются:

а ) узловые места (коридорные перекрёстки, переходные развязки, большие и малые помещения, которые могут послужить для сосредоточения своих основных сил, укрытия раненых и прочее;

б) места, в потенциале возможные для стихийного обустройства очагов сопротивления противника (левосторонние углы);

в) возможные выходы из объекта;


- знать линейные величины промеров от ориентира до ориентира, рассчитать время, за которое тренированный боец своего подразделения сможет «проскочить» этот отрезок пути при одновременном огневом воздействии на противника.


На каждый манёвр отдельной малой группы по конкретному варианту должен отводиться конкретный отрезок времени. Это будет называться «Темпом». При соблюдении общего темпа все бойцы группы, сама малая группа и группы, работающие по смежным направлениям, будут срабатывать «все вдруг», чем обеспечивается непреклонный характер штурма. Чувство общего темпа – едва ли не главная составляющая общего группового рефлекса. Останавливаться запрещается при любых обстоятельствах! Команду «отбой атаки» подавать запрещается! Малая группа должна держаться собранно, в одном тактическом кулаке. То есть на расстоянии прямой видимости друг от друга в лабиринте или на дистанции действительной поддержки огнём на природе. В любом случае малая группа на природе работает только в рамках разграничительных линий, а в лабиринте – в рамках своего направления при соблюдении уравнительных рубежей. Короче – держать свой коридор в связке с общем уровнем. На помощь соседним подразделениям приходить только после выполнения своей задачи, при безусловном удержании занятых рубежей или перекрытых пространств (сфер).
Если малая группа работает в лабиринте, её численность должна быть не менее трёх (потому что с учётом возможных потерь, двое смогут вынести третьего), и не более четырёх – потому что в тесноте лабиринта большее количество бойцов будет натыкаться друг на друга, с «утыканием» оружия в спины своих с непредсказуемыми последствиями, и представлять групповую цель.
Составы малых групп должны быть постоянными. Каждый сотрудник обязан знать физические возможности каждого из своих товарищей, степень реакции и быстроты каждого, знать их сильные и слабые стороны. Почему? Потому что в спаянном коллективе даже на тактических тренировках боец всегда почувствует, когда у товарища что–то «пошло не так». И на ходу рефлекторно перестроится для оказания помощи товарищу именно по этим слабым его сторонам. Кроме того, сотрудник обязан уметь мгновенно и правильно оценить свои тактические возможности, быть в состоянии мгновенно выявить потенциальную опасность и быть способным скоординировать натиск огнём всей группы по направлению возникшей опасности, или же манёвр группы для уклонения от огня противника. У немцев существовала методика, срабатывающая воистину на рефлекторном уровне - офицерский свисток. Он был слышен даже при самом оглушительном грохоте. Один протяжный свисток означал опасность справа, два коротких – опасность слева. Был и другой набор сигналов.
Чтобы всё вышеописанное лучше получалось, с каждым бойцом необходимо проводить тренировки по повышению оперативной и тактической наблюдательности, по обострению систем восприятия и общей ощущаемости обстановки согласно обычным общевойсковым методикам для войсковой разведпрактики. Каждый боец малой группы обязан видеть и чувствовать обстановку места событий: справа, слева, сзади. Для каждого сотрудника обязательно владение тактическими групповыми огневыми приёмами.
При работе в малой группе надо иметь чувство дистанции от одной малой группы до такой же малой группы, чтобы не расходиться далеко, но и не сходиться вместе и не представлять общую групповую мишень.
Слаженность 2–3 х малых групп по определению наиболее важной цели состоит в определении цели, опасной для всех – она без команды уничтожается первой и сразу всеми. По равнозначным целям огонь ведётся группой и каждым бойцом группы только по своему сектору и в своей зоне ответственности, по принципу – зачистил свой участок, помогай товарищам. Так делается потому, чтобы не распыляться и не оставлять непораженными цели в своём секторе ответственности. Иначе эти цели «проявятся» в самый неподходящий момент.
Внимание: групповая рефлекторность определяется тактическими групповыми приёмами и знанием этих приёмов. Например, если есть возможность обогнуть угол (объект, здание, и т. д), против часовой стрелки, все должны знать, что группой необходимо действовать именно так, не иначе. Так будет меньше возможных потерь от огня противника, стреляющего с правой руки в правую сторону из-за укрытия, расположенного справа от стреляющих. Такие групповые рефлексы тренируются только при ведении подвижного тренировочного боя в лабиринтах или в сильно пересечённой местности.
Неожиданность, хотя и на очень короткое время, но всё–таки обездвиживает бойца. Рекомендацией на неожиданность должно быть любое действие – если не знаешь, что делать, делай хоть что- нибудь. По общевойсковому принципу - авось, сделаешь правильно. Но лучше, конечно, сделать то, что правильно по заранее наработанной боевой доминанте. Чудес не бывает – практика последнего времени показала, что правильные групповые рефлексы нарабатываются путём потогонных тактических тренировок с постоянным введением в действия по основным инструкциям тактически неожиданных моментов. А ещё лучше получается при тренировках согласно набору различных тактических вариантов по заранее наработанным боевым доминантам. Это путь к составлению программирующих инструкций, как просто психологических, так и компьютерных.
Отцам–командирам надо помнить, что усталость и утомление снижают уровень активного внимания, слуха и ночного зрения. Необходимость долго ждать заметно «размагничивает» личный состав. Это естественная психофизиологическая реакция, и с этим приходится считаться. Более того, неизменность постановки боевой задачи в период длительного ожидания вырабатывает тактические стереотипы и снижает реакцию личного состава на неизбежные тактические неожиданности и нежелательные повороты событий. Не помогает даже то, что опасность естественным образом обостряет ощущаемость и убыстряет проявление оборонительных рефлексов, как для бойца–одиночки, так и для группы.
Существует феномен – в спаянном и тренированном подразделении постоянного состава инстинктивно возникают общие мысли, общие оценки, общие выводы и мгновенно, без команд, принимаются единственно верные общие решения. Более того, именно в таком коллективе, где всех объединяет общая опасность и одинаковый уровень подготовленности, и возникают общие боевые рефлексы.
Существует ещё один феномен спаянного подготовленного подразделения. Когда–то он назывался «зеркальный рефлекс». Суть его в том, что сотрудники, наблюдая правильное выполнение стрелковых и тактических приёмов, при встрече с чем–то трудновыполнимым, рефлекторно и довольно быстро начинают «подбираться» к его правильному выполнению с самых неожиданных сторон.



Так, например, все знают, как трудно стрелять с левого плеча в правую сторону из–за укрытия, находящегося справа от стрелка (фото 1).


Группе тренирующихся было дано задание в течении пяти минут найти лучший способ для стрельбы из автомата в таких условиях.



На глазах у автора этой статьи один из сотрудников почему–то принял изготовку для егерской стрельбы с колена (фото 2),




а затем поднялся на ноги из этого положения ( фото 3) и заявил, что теперь ему стало легче и удобнее стрелять с левого плеча вправо.


Автор попробовал сделать точно так же, то есть принял егерскую изготовку, и встал из неё на ноги. И верно - стрелять с левого плеча стало заметно удобнее. А потом, когда стрелок запоминает этот процесс мышечно–координационной памятью, стрелять становится удобнее даже без предварительного принятия положения с колена. Сотрудник не был левшой - он сделал так инстинктивно. Потом он не смог дать чёткого ответа, почему он сделал именно так – это было следствием психофизиологической рефлекторности, проявившейся по причине развитого тактического мышления и наработанного уровня оперативной наблюдательности, в том числе и наблюдательности за собственными ощущениями.



Все знают, как непривычно стрелять на ходу, приближаясь к мишени, и постоянно удерживая её на мушке (фото 4).


Существует много способов, как перемещаться, чтобы пистолет (или автомат) не качало при перемещении. Для этого некоторые идут мелким частым семенящим шагом, но это медленно, и оружие всё равно «покачивает». Другие делают широкие зашагивания на полусогнутых пружинящих ногах – в своё время так делал СМЕРШ. Получается быстрее, но этот способ требует тренировки, а оружие всё равно «качает», хоть и незначительно.



При постановке групповой задачи на «изобретение» лучшего способа перемещения, некоторые сотрудники вместо того, чтобы двинуться вперёд(фото 5),




пошли «спиной назад» (фото 6).


А потом пошли вперёд, и заявили, что их качает меньше. Автор сделал точно так же – выяснилось, что при движении «спиной назад», то есть «задним ходом» качает значительно меньше. Происходит это потому, что при движении «спиной назад» нога ступает на носок, и вообще носок стопы больше включается в работу. И если при движении вперёд ступни ставить «обратным образом» от движения назад, получается почти то, что нужно. И всё это следует запомнить мышечно–координационной памятью. А уже дальше этот момент тренируется общими и утвержденными свыше способами. В инструкторской практике автора такое случалось неоднократно, но только у тех, кто натренирован «находить свой манёвр без команды». Тема интересная, но требует от инструктора умственной инициативы и тактической наблюдательности.




Категория: ОБЩАЯ ПОДГОТОВКА | Добавил: Беркут (31-03-2012)
Просмотров: 932
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2016
Конструктор сайтов - uCoz