Битва за «Варшавский мост» - Брестский ОМОН - 8 Января 2013 - Спецназ-by
Среда, 07-12-2016, 10:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Spec-BY "Долг Честь Отечество"
Меню сайта
Форма входа
Наш опрос
КТО КРУЧЕ
Всего ответов: 6938
ПРИСОЕДЕНЯЙСЯ!!!
Поиск
Архив записей
Календарь
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
Армия Беларуси Сайт СПЕЦНАЗА БЕЛАРУСИ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Январь » 8 » Битва за «Варшавский мост» - Брестский ОМОН
21:08
Битва за «Варшавский мост» - Брестский ОМОН

Битва за «Варшавский мост» -
Брестский ОМОН



Разговор с офицерами брестского милицейского спецназа мы начали с воспоминаний о, как принято говорить, «лихих» 90–х. Впрочем, в этом штампе нет никакого преувеличения. Последнее десятилетие XX века действительно выдалось неспокойным, тем более в приграничном Бресте. Хватает работы и сейчас...


«Братва» с «Варшавки»

В НАЧАЛЕ 90–х местные бандитские группировки орудовали в основном на пограничном пункте пропуска «Варшавский мост». И хотя в городе работы хватало у всех трех милицейских спецвзводов, главный удар брал на себя взвод, обслуживавший «Варшавку», где крутилось не меньше трех криминальных «бригад».

— Рэкет процветал, — вспоминает командир подразделения милиции специального назначения УВД Брестского облисполкома Максим Михович. — «Братва» контролировала и выезд из страны, и въезд в Беларусь. Для тех, кто выезжал, создавались препятствия, а за деньги их пускали по зеленому коридору. На въезде «бомбили» людей, ввозивших ценные вещи. Особенно страдали военнослужащие, выезжавшие из Германии. Система была отлажена. Бандиты встречали людей недалеко от границы и ненавязчиво спрашивали, мол, хотите спокойно доехать до конечного пункта? Глупо было отвечать отрицательно. Тогда называлась конкретная такса, например 50 марок, а после уплаты «братки» писали на белорусской купюре: «Оплачено бригаде такой–то — проезд по всей республике». «Зайчика» с этой распиской водитель выставлял на лобовое стекло и мог спокойно ехать.

Разумеется, так было в идеале. От рук рэкетиров, занимавшихся откровенным грабежом, тогда страдало немало людей.

Был такой случай. Люди обратились к дежурившим бойцам за помощью. Говорят, зашли в кафе «Крок» у погранперехода, вышли — а в их машине уже сидят странные мужики. Наши ребята устроили засаду и из укрытия стали смотреть за развитием событий. Водитель подошел к своей машине, «пацаны» вышли из нее и повели парня за угол кафе. Еще секунда — и он получил удар... Тут, конечно, наши ребята выскочили и скрутили бандитов. Скрутили, а через несколько дней снова с ними встретились — те гуляли по улице. И так случалось довольно часто: нормальной правовой базы не существовало, закон «браткам» был не писан.

И это являлось одним из главных, но не единственным препятствием в работе первых милицейских спецназовцев Бреста. Смена спецвзвода — несколько человек, дежуривших сутки через двое. На четырех милиционеров — две резиновые палки, один пистолет и газовый баллончик. «Стимул» — энтузиазм, ибо на зарплату в те годы можно было купить лишь пару брюк. Бандиты противопоставляли этому мощную систему с большими связями, хорошо вооруженную и оснащенную технически. В таких условиях о задержании «авторитетов» говорить не приходилось. Милиционеры едва успевали задерживать рядовых бойцов рэкета.


Исса, наручники целовавший

КАРДИНАЛЬНО ситуация изменилась в январе 1995 года, когда на базе спецвзводов был создан областной отряд милиции особого назначения, подчинявшийся УВД и охватывавший всю область. Расширились штаты, улучшилось оснащение, появилось больше полномочий. Теперь каждый омоновец имел при себе табельное оружие, средства защиты, а на задание группа выезжала в черных масках. Тогда не проходило недели, чтобы омоновцы не сталкивались с «авторитетами» и их «быками».

— Местный «авторитет» Исса, выходец с Кавказа, вымогал у итальянского предпринимателя деньги, — рассказывает Максим Михович. — Его удалось выманить на «стрелку». А Исса, видимо, был должен кому–то и решил, что его собираются убивать конкуренты. Приехал лично, а когда узнал, что мы не конкурирующая группировка, а ОМОН, готов был чуть ли не наручники целовать: так обрадовался, что жить будет. Потом, кстати, из всего бывшего СССР в Беларусь слали деньги на его выкуп. Некоторых курьеров и мы задерживали.

Но бандиты просто так сдавались редко. За ОМОНом устраивали слежку прямо от базы. Как видели выезжающую с группой захвата машину — передавали по своей рации что–то вроде: «Внимание, в город ушел ОМОН» или «Прячьтесь, начинается «маски–шоу». Особенно веселились омоновцы, прослушивавшие криминальные частоты. А вот «братве» было не до смеха.

Разумеется, спецы не ловили бандитов круглые сутки, но и на расслабление времени не было. Каждый день приходилось изучать новый материал: теорию и практику. Например, именно брестчане первыми в Беларуси освоили спусковые устройства для горного альпинизма. Шел обмен опытом с другими странами. Бойцы брестского ОМОНа с удовольствием вспоминают совместные антитеррористические учения с польскими коллегами из подразделения «KAT».

И даже в свободное время приходилось находиться на службе. Смен как таковых не было, подразделение могло выехать на задание в любое время суток, в любой день. В считанные часы нужно было добраться до любой точки области. В случае тревоги людей поднимали прямо из дому, а те, кто был вне досягаемости городского телефона, сами по нескольку раз в день звонили в дежурку и справлялись, есть ли работа? Потом появились пейджеры и собирать группы стало проще.


Двойной капкан и ловушка для профи

НА смену криминальным «бригадам» пришли новые вызовы: наркотрафик, контрабанда, терроризм, международная преступность. В историю совместных спецопераций вписана глава о том, как брестчане брали немецкую банду, ограбившую у себя на родине банк. Особенность была в том, что наши работали параллельно с коллегами из ФРГ. Те должны были задержать часть группировки в Германии, а сразу после этого брестчане соответственно захватить их сообщников в Беларуси.

Бандитов довольно долго выслеживали — сработать нужно было ни раньше ни позже. После звонка из Германии началась операция. Брать преступников пришлось прямо на улице. Обошлось без жертв.

...ОМОНа в Бресте нет уже четыре года. Вместо него сначала была создана специальная рота быстрого реагирования, а совсем недавно ее переименовали в подразделение милиции специального назначения полка ППСМ УВД Брестского облисполкома. В сущности, мало что поменялось. Цели и задачи прежние, степень секретности та же. О работе спецназа брестской милиции мало кто знает, как и о его сотрудниках. Информация есть лишь в скупых милицейских сводках с общими словами вроде: «Задержание производилось РОВД совместно с ПМСН».

И тем не менее таких сообщений достаточно много, так что без работы бойцы не сидят. Например, недавно для поимки наркодилера им пришлось разыграть настоящий спектакль, ведь парень, находившийся в розыске, некогда служил в мобильной бригаде. Диверсионно–разведывательную тактику бывший десантник, уже будучи в розыске, прекрасно применял в криминальной практике. Однажды ему удалось уйти от преследования бойцов спецподразделения из другого региона.

Наконец беглеца вычислили — он прятался в одной из деревень Кобринского района. Оставался вопрос: как, не спугнув, задержать опасного противника.

— Несколько бойцов переоделись в лохмотья и под видом местных пьянчуг ждали его прямо на дороге, — посвящает в детали операции Максим Михович. — Вскоре «объект» показался, и ребята подошли к нему с банальными требованиями. Мол, «дай закурить», «че ты тут ва–аще делаешь» и так далее. Парень проигнорировал «наезды», прошел в свой дом, а вышел в обрезанных боксерских перчатках. Подошел к нашим и говорит: «Все, гопота деревенская, сейчас я вас буду убивать»... Его, конечно, скрутили, но отдали должное — это был достойный противник.

Задержание грабителей, взломавших весной этого года банкомат в Бресте, тоже на счету брестских омоновцев. По звонку оперативников, выследивших преступников, бойцы прибыли на вызов за 5 с лишним минут... Всего же за прошлый год брестские омоновцы, работая вместе с другими подразделениями, принесли в государственную казну не менее одного миллиарда рублей.


Учиться, учиться, учиться...

БОЕВАЯ подготовка в брестском ПМСН стоит на первом месте. Как всегда с учетом специфики. Главное в спецназе — научиться работать в составе группы. Успех любой операции зависит от слаженности действий. Посему учения здесь проводятся с завидной периодичностью. Любое заброшенное здание, гаражный массив или загородный лес можно превратить в место для тренировки. И что самое главное, сами бойцы не знают, настоящий ли это вызов или учебный.

Начинается все как обычно: заступившей на дежурство группе дается вводная. Скажем, поступила информация, что в одном из пригородных коттеджей удерживается заложник. О том, что это учеба, знают только командиры. Группа работает, как на боевом выезде, и узнает об учебе только в последний момент, когда делается тактическая пауза и перед дальнейшими действиями разряжается оружие.

Учеба ведется везде, в том числе и в приграничной полосе. Так, на одной из недавних тренировок омоновцы сопровождали учебного преступника на дизеле от границы с Украиной. А последние учения были по тактико–специальной подготовке. Совсем как в армейском спецназе, группе приказали по карте выйти к объекту.

Кстати, в общевойсковых учениях брестским омоновцам тоже приходится участвовать. В прошлом году, например, подразделение милиции спецназначения охраняло областной военкомат: «Прошла информация, что комиссариат будут «брать» диверсанты из армейского спецназа. Мы тогда вокруг забора, довольно хилого, понаставили растяжек... Попытки пробраться через наш кордон не удались».


Стальным мышцам — стальные нервы

СЕГОДНЯ в Брестской области, как и в других регионах страны, спокойно. Работа ПМСН направлена не столько на борьбу с преступностью, сколько на профилактику. Именно поэтому мы видим омоновцев на массовых мероприятиях. Еще одна задача ПМСН — охрана общественного порядка, только со своей спецификой. Например, стоит задача своевременно обнаружить взрывное устройство, которое гипотетический террорист попытается пронести в место празднеств.

За последние годы брестские омоновцы существенно выросли в профессиональном плане, а их функции значительно расширились. Увеличился и штат, в подразделении появились вакансии. Кандидат в ПМСН должен отслужить в Вооруженных Силах, быть физически подготовленным, обладать волевым характером и устойчивой психикой. Не уравновешенные кандидаты отсеиваются сразу на собеседовании.

— Пришел ко мне боец, отслуживший в мобильных силах, — рассказывает Максим Михович. — Говорит четко, по уставу, «есть», «так точно», «никак нет» и так далее. Я его спрашиваю: «По каким мотивам идете служить?» И называю несколько вариантов ответа: «Не мыслю жизни без спецназа», «Потому, что здесь хорошо платят», «Ищу здоровый коллектив» и еще что–то. Парень не задумываясь отвечает, что не мыслит жизни без спецназа.

Ответ уже сам по себе настораживает. В наши дни так отвечает только либо тот, кто лукавит, либо ограниченный человек. Нормальный ответ — за деньги, ибо достойная зарплата и есть доказательство того, что ты хорошо работаешь, а труд твой востребован. Спрашиваю бойца дальше: «Любой приказ командира выполнишь?» «Конечно», — отвечает тот. Я достаю перочинный нож, вызываю заместителя, прошу его положить руку на стол и приказываю парню отрезать офицеру мизинец. Тот, не задумываясь, берет ножик и чуть было не начинает пилить палец. В общем, одернули мы товарища и дали ему, разумеется, от ворот поворот. В милицейском спецназе таким не место.

Александр МИТЮКОВ
Фото из архива подразделения милиции
специального назначения полка ППСМ
УВД Брестского облисполкома

СПЕЦНАЗ ИЮЛЬ 2009 г.

«СБ-Беларусь Сегодня»



Просмотров: 2623 | Добавил: spec | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2016
Конструктор сайтов - uCoz